Увійти/ Зареєструватися

Однажды к Рафаэлю в дверь постучались...

Этот психоделический очерк я написал три года назад. Это было мое своеобразное прочтение манеры написания "потоком сознания".

К Рафаэлю в дверь постучались. Тяжело вздохнув, он дочитал до конца абзац, заложил страницу оставшимся кусочком шагреневой кожи и лениво побрел к двери.
-Кто там?
-Теодора или смерть! Теодора или смерть!
Рафаэлю перехватило дыхание. Трясущимися руками он провернул замок и опасливо приоткрыл дверь. На пороге в багровой луже стояло его сердце и обливалось кровью.
-Теодора или смерть!
В руках у сердца был тканевый мешок, в котором лежала горсть конфет и кот. Кот в мешке. "Какой еще кот?"- подумал Рафаэль. Секунды его замешательства хватило, чтобы кот выскочил из мешка, сверкнув блестящими шпорами на сапогах, и с криком "Сударь, защищайтесь"- ткнул несчастного Гамлета отравленной рапирой. Затем горделиво сплюнул на крыльцо комком шерсти и добавил: "Не достанешься ты мне, так не достанешься никому. И Наполеону в том числе!".
Развернувшись на каблуках, Ростопчин отдал приказ поджечь Москву. Глядя на огненное зарево, охватившее город, и бегущих со скудными пожитками древлян, Ольга ликовала, но в то же время осознавала, что Олега этим ей уже не вернуть.
-Ты хочешь вернуть любимого князя?-послышался сзади вкрадчивый, словно у змеи, голос.
-Да...- сдавлено ответила Ольга и повернулась.
Перед ней стоял Орфей с лирой в руках.
-Я иду в царство Аида за своей возлюбленной Эвридикой. Ты можешь пойти со мной.
Ольге было страшно, но все же она согласилась. Спешно пройдя лимб, где вместо добродетельных язычников теперь находилась бухгалтерия, они встретили Харона, который любезно согласился их подвезти. Сидя у него в лодке, они с любопытством разглядывали странные наклейки, которые были буквально везде:
"Штраф за остановку посреди Стикса- 350 оболов" , "Льготный проезд только по предъявлению золотой ветви Персефоны" и "Остановок "тута" и "здеся" на маршруте нет".
На корме у него сидел пьяный блатной эллин с лирой и грубым, хриплым голосом воспевал подвиги Одиссея, о том как разбился братуха Элпенор, о ходке Одиссея в царство Аида и про неземную красоту Пенелопы.
На баке у него были иконки Посейдона и Зевса, а на конце трости стеклянная розочка. Периодически Харон смачно сплевывал за борт, поворачивался и хохотал, приговаривая "Не ссыте, доплывем!".
Внезапно дорогу полосатым хвостом перегородил Цербер и начал требовать у Харона страховку и права на лодку. Беседа затянулась, а Орфей и Ольга под шумок вышли и решили идти дальше своим ходом, сколько бы времени это у них не заняло.
Через 40 лет они наконец увидели на горизонте обещанную им Землю Обетованную. Слезы радости полились из глаз уставших евреев. Моисей поднялся на холм, поднял вверх трость, поднял лицо к небу и громовым голосом прокричал: "Отец!". Ответа не последовало. Тогда он собрал в себе остатки всех сил и закричал так, что земля содрогнулась :"Отец! Я знаю, ты слышишь! Открой радужный мост! Что это за мир? Альфхейм? Норнхейм? ЧТО ЭТО?".
-Это Спарта!- послышалось сзади и мощный удар столкнул его в нору.
Осмотревшись вокруг, Алиса увидела странного кролика в цилиндре, который поглядывал на бегу на часы и периодически повторял "Ах, боже мой, боже мой! Как я опаздываю..."...
Рафаэль с интересом перевернул страницу и в этот момент в дверь постучались.

ТегиТекст
Алексей Антипенко

Залишити коментар

Увійти за допомогою: