Увійти/ Зареєструватися

Трамп, Путин и новая холодная война

6 марта в свет выйдет новый выпуск журнала The New Yoker. Вернее, "The Нью Йоркер". На обложке в образе Юстаса Тилли, персонажа, украсившего первую обложку журнала, будет Владимир Путин, разглядывающий в монокль бабочку, место которой занял Дональд Трамп. Ключевым материалом выпуска станет статья за авторством Эвана Осноса, Дэвида Ремника и Джошуа Яффа "Трамп, Путин и новая холодная война". Статья была опубликована на сайте издания до выхода печатного номера. The New Yoker вряд ли можно назвать политическим изданием, как и Хрущ, если такое сравнение уместно :), однако этот материал сразу обратил на себя внимание, наделал немало шума в интернете и, как ни странно, до сих пор не был переведен. Что я и проделал. И настоятельно рекомендую ознакомиться с материалом. Впереди вас ждет история о холодной войне России и США, о месте Украины в контексте этих событий, а местами это подлинный шпионский детектив, объемом в 10 с лишним тысяч слов.

 

I Легкие мишени

12 апреля 1982 года Юрий Андропов, глава КГБ, отдал распоряжение оперативникам внешней разведки предпринять «активные мероприятия» против кампании по переизбранию Президента Рональда Рейгана. В отличии от привычного шпионажа, куда привлекаются иностранные агенты, «активные мероприятия» нацелены на воздействие - на подрывную деятельность в отношении противника: подлог, front groups (группы поддержки, тайно финансируемые третьей стороной), и бесчисленное множество других техник, отточенных во время Холодной Войны. Советское руководство считало Рейгана непримиримым милитаристом. Согласно заметкам Василия Митрохина, высокопоставленного офицера КГБ, архивариуса, позднее дезертировавшего в Великобританию, советская элита пыталась внедриться к руководство Республиканского и Демократического Национальных комитетов, популяризировать слоган «Рейган значит Война!» и дискредитировать его как коррупционного прислужника военного-индустриального комплекса. Попытки не принесли видимого результата и Рейган победил в 49 штатах из 50.

Активные мероприятия использовались обеими сторонами во время Холодной войны. В 1960-х, иностранные агенты СССР распространяли слухи, что руководство США имеет отношение к убийству Мартина Лютера Кинга. В восьмидесятых  распространяли слухи, что американские спецслужбы «создали» СПИД в Форте Детрик (крупнейший военный объект в штате Мэрилэнд). Они регулярно оказывали поддержку партиям левого толка и мятежникам. В свою очередь, Центральное Разведывательное Управление работало над свержением режима в Иране, на Кубе, в Гаити, Бразилии, Чили, а также в Панаме. Они перечисляли деньги, использовали пропагандистские методы а иногда и жестокие меры, чтобы раскачать избирательную кампанию «левых» партий в Италии, Гватемале, Индонезии, Южном Вьетнаме и Никарагуа. После развала СССР, в начале 90-х, ЦРУ просило Россию избежать активных мероприятий по распространению слухов, которые могли бы навредить США. И Россия пообещала. Но Сергей Третьяков , резидент Российской разведки, дезертировавший в Нью Йорк в 2000 году, раскрыл, что активные мероприятия Москвы никуда не исчезли. «Ничего не поменялось», как писал он в 2008 году, «Россия делает все, чтобы подставить США».

Владимир Путин, который скор на то, чтоб обвинять Запад в лицемерии, зачастую приводит в пример эту историю. Он усматривает четкую связь между поддержкой Запада антимосковских «цветных» революций в Грузии, Кыргызстане, Украине,  которые свергли коррумпированных, «совковых» лидеров, вплоть до поддержки «Арабской весны». Пять лет тому он обвинил Хиллари Клинтон в антикремлевских протестах на Болотной площади. «Она задала тон некоторым нашим деятелям внутри страны и дала сигнал. Они этот сигнал услышали и при поддержке Госдепа США начали активную работу», - заявил Путин. Такие организации как Национальный Фонд за Демократию (National Endowment for Democracy), Human Rights Watch, Amnesty International и организацию по наблюдению за избирательным процессом «Голос» он расценивал как направленные на смену правящего режима.

Официальные лица США, управляющие системой, которую Путин расценивает как угрозу своему существованию, отвергают его риторику как «whataboutism» (риторика «какнасчетизма», а-ля «А у вас в Америке негров линчуют»). Бенджамин Роудз, заместитель советника по нацбезопасности времен Обамы- один из тех, кто отвергает Путинскую логику, но он говаривал «Путин не совсем неправ», добавляя, что однажды США уже «принимали участие в свержении режимов по всему миру. И для него этолишь еще одна веревка, чтоб вздернуть нас на ней».

Избирательная кампания в США 2016 года проявляла высокий интерес к Путину. Он ненавидел Обаму, который применил против дружков Путина экономические санкции после аннексии Крыма и вторжения на восток Украины. (Российское государственное телевидение высмеивало Обаму как «слабого», «нецивилизованного» «евнуха»). Клинтон же, по мнению Путина, была еще хуже - воплощение либеральной «интервенционной» заразы во внешней политике США, более воинственной, чем Обама и препятствующей завершению санкций и возобновлению Российского геополитического влияния. В то же время, Путин искусно льстил Трампу, который в свою очередь неожиданно позитивно отзывался о Путине, о его силе и эффективности в качестве лидера. Как и в 2007, Трамп утверждал, что Путин «преуспел в восстановлении имиджа России». В 2013 перед посещением Москвы для «Мисс Вселенная» он твитнул, что если он повстречает Путина, то «станет ли он его новым лучшим другом?». Во время президентской кампании, Трамп с восхищением назвал Путина великолепным лидером, который превратил Администрацию Обамы в «посмешище».

Для тех, кому интересны «активные мероприятия», цифровая эра предлагает возможности куда более заманчивые, чем что-либо, доступное в эру Андропова. Демократический и Республиканский Национальные комитеты предоставили то, что эксперты по кибербезопасности назвали бы большим «полем для атаки». Вовлеченные в политику на высшем уровне, они, тем не менее, оказались незащищенными, располагая лишь средствами, доступными для чувствительных госучреждений. Джон Подеста, руководитель избирательной кампании Хиллари Клинтон, имел все основания побаиваться хрупкости современных средств связи. Будучи младшим советником Белого Дома при Обаме, он занимался цифровой политикой, но даже не позаботился об использовании элементарной двухшаговой верификации для доступа к электронной почте.

«Честно говоря, моя команда и я слишком сильно полагались на то, что мы были осторожны с тем куда кликаем», говорил Подеста. Он получил фишинговое письмо как будто бы от «команды Gmail», которая настояла на «срочной замене пароля». И «айтишник», которому поручили проверить достоверность письма, ошибочно ответил, что оно настоящее.

Политическое поле США также предоставило легкую цель для дезинформации. Американцы еще никогда не были так четко идеологически разделены последние 24 года, если верить исследованиям Pew Research Center. Американская доверчивость к популярным медиа рухнула до исторического минимума. Сломанная «медийка» «рожала» конспирологические теории о кенийском происхождении Обамы, причинах глобальных изменений в климате. Трамп же, выстраивая свой политический образ, раскручивал эти идеи.

Путин не был заинтересован в скрытности операции, он хотел, чтобы это было гласно насколько это возможно. Он хотел, чтоб о его присутствии знали

«Свободные общества зачастую расколоты, потому что у людей есть свои взгляды и это то, из чего бывшая советская и нынешняя российская разведка пытается получить выгоду», говорил Олег Калугин, бывший генерал КГБ, живущий в США с 1995 года, «и цель - в углублении раскола». Такая стратегия особенно ценна, когда такая страна как Россия, которая значительно слабее, чем на пике эры Советского Союза, ведет геополитическую борьбу с более сильными противником.

В начале Января, за две недели до инаугурации, Джеймс Клэппер, руководитель Внешней разведки, предоставил рассекреченный отчет, заключив, что Путин заказал кампанию по дискредитации избирательного потенциала Клинтон, с целью усилить потенциал Трампа и «подорвать веру в демократические процессы США». Отчет больше утверждал, чем доказывал. Разведка пояснила, что информация была подана именно так с целью укрыть свои методы сбора информации.

Критики отчета неоднократно отмечали, что Разведывательное управление, за несколько месяцев до начала Иракской войны, допускала ложные оценки, в том числе, касающиеся средства массового поражения. Однако, в обществе внешней разведки был глубокий раскол по поводу реального уровня развития вооружения в Ираке. А вот вопрос ответственности России за кибератаки в ходе кампании 2016 года, не вызвал такого ажиотажа. Семнадцать государственных разведывательных агентств согласились с тем, что Россия ответственна за взлом.

Выступая перед Сенатом, Клэппер описал беспрецедентные усилия России, направленные на вмешательство в избирательный процесс. Операция включала взломы электронных ящиков демократов, публикации краденного материала посредством  WikiLeaks и манипуляции социальными медиа для распространения ложной информации и «про-Трамповских» идей.

По началу Трамп высмеивал эти расследования, называя их «охотой на ведьм» и говорил, что атаки могли быть откуда угодно- из России, Китая или «кого бы то ни было 400 фунтов весом, сидящего у себя на кровати». В конце концов, он нехотя признал материалы, но наставила на том, что это «не имело никакого влияния на исход выборов». Евгения Альбатс, автор «Государства в государстве», книги про КГБ, сказала, что Путин, вероятно, не верил ,что может поменять исход выборов, но, исходя из своей антипатии к Обаме и Клинтон, он сделал все возможное, чтобы усилить влияние Трампа и подорвать уверенность Америки в ее политической системе. Путин не был заинтересован в скрытности операции, утверждает Альбатс, «он хотел, чтобы это было гласно насколько это возможно. Он хотел, чтоб о его присутствии знали", а также «показать, что ни смотря ни на что, мы можем войти в твой дом и делать что хотим».

II Холодная война 2.0

Примечательно, что Администрация Обамы узнала о взломе только в начале лета, через девять месяцев после того, как ФБР впервые связались с Национальным комитетом Демократический партии по поводу вторжения, а затем не проявила желания к активным действиям из страха выглядеть как партизаны. Лидеры Пентагона, Госдепа, а также разведка встречались, но сфокусировались на том защитить избирательные комиссии и избирательную систему от хакерских атак в день выборов.

Это предостережение озлобило окружение Клинтон. «Мы понимаем, насколько стеснены они были»,  говорил один из советников Клинтон. «Но если бы Обама вошел в Овальный кабинет или покои Президента и сказал «Я  обращаюсь к вам, чтобы сообщить, что Соединенные Штаты подвергаются атаке. Российское правительство на самом высоком уровне пытается повлиять на самое ценное, что у нас есть – Демократию, и я не собираюсь этого допустить», большинство американцев обратили бы на это внимание. Я считаю, что мы не должны возлагать ответственность за выборы на кого бы то ни было, но мне не понятно, почему в Белом Доме не забили тревогу, это обескураживает и озадачивает».

Окружение Обамы, критиковавшее команду Клинтон за то, что они не могли закрыть такие, казалось бы, железобетонные штаты как Висконсин, Мичиган и Пенсильвания, настаивали, что Белый Дом повел себя подобающе. «А что мы могли поделать?», - говорит Бенджамин Роудс. «Мы сказали, что они сделали это, так что у всех были основания считать, что материалы Wikileaks и все эти «фейковые» новости связаны с Россией. Мы ничего не могли предпринять, чтобы остановить распространение электронной почты или ложных новостей. Все, что мы могли сделать – раскрыть это».

На последнем саммите G-20, в Китае, Обама столкнулся с Путиным вокруг темы со взломом, говоря ему прекратить и, что самое важное, воздержаться от баллотирования в ноябре или это повлечет за собой «серьезные последствия». Путин ни опроверг, ни подтвердил взлом, но ответил, что США длительное время финансировали СМИ и общественные организации, которые вмешиваются в дела России.

В октябре, когда вмешательство России было установлено, старшие должностные лица Нацбезопасности встречались, чтобы утвердить ответные меры, предложения включали распространение вредоносной информации о российских должностных лицах, включая их банковские счета. Госсекретарь Джон Керри был убежден, что такие планы «подрежут» попытки дипломатов убедить Россию сотрудничать с ними по Сирии – попытки, которые в итоге провалились. В конце концов сотрудники внешней разведки открыто согласились подойти взвешенно: Администрация 7 октября выступила с заявлением, что они уверенны в том, что Россия взломала Национальный Комитет Демократической партии. Администрация не хотела «перегнуть палку», чтобы это не казалось политическим заявлением и дабы не усилить идею, что выборы были сфальсифицированы.

Белый Дом искал признаки того, что российская разведка перешла черту, которую в кругах руководства Разведывательного управления называют «граница между скрытым влиянием и прямым негативным влиянием на подсчет голосов», - и таких доказательств не нашли. В то время Клинтон лидировала, что, как говорили, усилило позицию Обамы не отвечать более жестко. «Если бы у нас был более жесткий ответ, это позволило бы признать выборы нелегитимными».

Эта осторожность длилась и в то время, пока Обама был полон решимости упорядоченно передать власть. Госсекретарь Керри предложил создать независимую двухпартийную группу для расследования российского вмешательства в выборы по принципу «Комиссии 9 сентября», состоящей из пяти республиканцев и пяти демократов, которая опросила более тысячи двухсот человек. Обама рассмотрел предложение Керри и сразу его отверг из уверенности в том, что республиканцы в Конгрессе превратят это в партийное состязание. Один из помощников, который идею поддержал, сказал «Это начало бы процесс, который Трампу было бы сложно остановить. А теперь сделать это будет сложнее».

Во время переходного периода, Администрация Обамы слышала, что Трамп каким-то образом был обязан российским интересам. «Русские вкладывали в людей без уверенности в результатах», - говорили в Администрации. «Они также получают рычаги воздействия на этих людей». Убедительных доказательств  о подобных подозрениях в отношении Трампа не нашлось. Другой сотрудник Администрации сообщил, что во время передачи власти секретная разведка предоставила множественные контакты лиц, связанных с Трампом и представителей России, но ничего, что дотянуло бы до пособничества во вмешательстве в итоги выборов.

Трамп на инаугурации

После инаугурации 20 января доказательства масштабной операции России привели к созданию объединенной группы, в состав которой вошли представители ЦРУ, ФБР, АНБ (Агентство национальной безопасности),  а также отдел по экономическим преступлениям Казначейства. Три комитета Сената, в том числе по разведке, разослали запросы, некоторые демократы побаивались, что Администрация Трампа постарается задавить эти расследования. Несмотря на то, что  Разведывательное управление не может раскрыть секретную информацию, у них есть пути продемонстрировать обеспокоенность. Через три недели после выборов, Рон Уайдер, демократ из штата Орегон, а также шесть других членов комитета, направили Обаме письмо, заявляя «Мы считаем, что дополнительная информация, связанная с российским правительством и выборами в США должна быть рассекречена и предана огласке». На слушаниях в январе Уайден пошел дальше. Во время допроса Джеймса Коми, руководители ФБР, Уайден процитировал СМИ о том, что некоторые партнеры Трампа связанны с близким окружением Путина. Уайден спросил рассекретит ли он эту информацию и предоставит ли американцам. На что Коми ответил «Я не могу об этом говорить». Вопросы Уайдена сыграли свою роль.

Позднее, в интервью, Уайден сказал «Я все тверже убеждаюсь в том, что засекречивание сейчас больше используют в политических целях, нежели в целях национальной безопасности. Мы хотели получить эту информацию до того, как в дело вступит новая администрация. Я не припомню, чтоб семь сенаторов присоединялись к запросу о рассекречивании». На вопрос о том, подозревает ли он, что связь между кампанией Трампа и Россией имеет место быть, Уайден ответил: «Не могу в это вдаваться без раскрытия засекреченной информации. Но что я могу вам сказать, так это то, что я продолжаю верить, что там есть больше, чем могло бы быть рассекречено», и добавил «Когда иностранная сила вмешивается в американские органы власти, вы не скажете «А так, это обычное дело» и оставить это просто так. Здесь есть исторический императив». После рассмотрения засекреченных материалов, Марк Уорнер, демократ из штата Вирджиния, входящий в состав комитета Сената по разведке, сказал: «Пожалуй, это самое важное, что я сделал в своей публичной жизни».

За две недели до инаугурации, разведка сообщила Обаме и Трампу о досье, состоящем из неподтвержденных обвинений, собранных Кристофером Стилом, бывшим офицером британской разведки. Досье на тридцать пять страниц, включавшее обвинения в поведении Трампа во время путешествия в Москву в 2013 году, растрепали во всех СМИ противники кандидатуры Трампа. Досье заключало, что у России есть данные о финансах Трампа, которые могли бы быть использованы в качестве шантажа. Там говорилось, что Россия годами помогала Трампу. Согласно бывшим и нынешним сотрудникам правительства, пошлые детали досье вызвали скептицизм со стороны разведки, которые, по словам одного из них, посчитали его как весьма «пикантное» для представления Президенту. Но в последующие недели они подтвердили некоторые из этих менее «взрывных» обвинений, касающихся общения с иностранными гражданами. Кое-кто считает, что причиной тому, что в России собирали информацию о Трампе во время его приезда в 2013 году, было то, что он встречался с Российскими олигархами, которые держали деньги за рубежом- что в глазах Путина выглядело как измена.

Трамп заявил, что досье – фальшивка. Спикер Путина назвал это «криминальным чтивом». Но, прежде чем досье стало общедоступным, сенатор Маккейн передал его в ФБР. Позже, кое-кто из его коллег сказал, что это должно бы стать частью расследования по Трампу. Ричард Берр, республиканец из Северной Каролины и председатель Комитета по разведке в Сенате, пообещал «расследовать все, к чему нас приведет разведка».

Для многих сотрудников Службы безопасности взломы электронной почты были частью куда большей и куда более тревожной картины: желание Путина нанести ущерб американской уверенности и подорвать Западные альянсы- дипломатические, финансовые и военные - все это очертило в их памяти послевоенный мир.

Прежде, чем покинуть Белый Дом, Бенджамин Роудс заявли, что Администрация Обамы была уверена, что Путин вошел в «режим наступления за границы своей сферы влияния», нацеливаясь на «развал» Евросоюза, дестабилизацию НАТО и с целью обессилить объект его глубочайшего негодования – Соединенные Штаты. «Новый этап, в который мы вошли, это то, что Россия приняла наступательную позицию, которая угрожает любому международному порядку». Саманта Пауер, прежде чем покинуть пост Посла в ООН, оставила схожее короткое предупреждение: «Россия предпринимает шаги по ослаблению основанного на правилах порядка, которым мы пользовались последние семьдесят лет».

Около двадцати лет отношения между США и Россией колебались между напряженными и жалкими. Несмотря на то, что государства пришли к соглашениям по важным вопросам, среди которых контроль торговли и вооружения, общая картина мрачная. Многие российские и американские эксперты больше не сомневаются при использовании выражений вроде «Вторая холодная война».

Степень напряжения подняла на уши знающих людей по обе стороны. «Мы имеем ситуацию, в которой сильный лидер относительно слабого государства жестко действует в отношении слабых лидеров относительно сильных государств», утверждает бывший Заместитель верховного главнокомандующего Объединёнными Вооруженными Силами НАТО, Генерал Ричард Ширефф. «И этот сильный лидер - Путин. Он сейчас во главе». Ширефф отмечает, что вывод натовских вооруженных сил из Европы был встречен Российской агрессией и соизмеримым наращиванием силы в непосредственной близости к странам Балтии, включая авианосцы, направленные в Северное море и расширенное развертывание баллистических ракет «Искандер», обладающих ядерным потенциалом, а также противокорабельных ракет. Кремль же смотрит на расширение НАТО в сторону границ России как на провокацию и указывает на установку Соединенными Штатами наземных систем ПВО в Девеселу, в Румынии.

Роберт Гейтс, который был Министром обороны под руководством как Джорджа Буша, так и Обамы, описывает отношения между Обамой и Путиным как «ядовитые» и некоторую вину возлагает и на Обаму, имея в виду его восприятие России как «местной власти» «аналогично отношению к ИГИЛ как к юношеской спортивной команде». «Я думаю, новая Администрация столкнулась с серьезным испытанием - остановить скатывающиеся вниз по спирали Американо-Российские отношения, сопротивляясь при этом Путинской агрессии и бандитизму в целом», - говорит Гейтс. «Каждый раз как НАТО делает шаг или Россия предпринимает какие-либо движения на границе, есть ответная реакция. Где это все заканчивается? Надо остановить эту деградацию взаимоотношений. Проблема в том, чтобы сделать этого, не дав Путину львиной доли победы».

В Москве кое-кто тоже обеспокоен. Дмитрий Тренин, политический и военный аналитик Московского Карнеги-Центра, сказал, что ранней осенью, перед победой Трампа «мы были на грани «кинетического» столкновения в Сирии». Он заявил, что в Кремле ожидали, в случае победы Клинтон, что она предпримет военные действия в Сирии, включая введение нелётных зон, провоцирование повстанцев к сбиванию Российских самолётов с целью «заставить Россию почувствовать себя как будто они снова попали в Афганистан». «И тогда моё воображение меня покинуло», - добавил он.

III Мир Путина

Чувство обиды, которое Путин испытывает по отношению к Западу, и соответствующие амбиции по созданию анти-Западного консерватизма уходят корнями в упадок и падение, но не не коммунистической идеологии, которая и не была никогда в центре внимания его поколения, а, скорее, российской мощи и гордости. Путин, родившийся в 1952 году, вырос в Ленинграде (сейчас Санкт-Петербург), где во время Второй мировой нацисты устроили 900-дневную осаду и истощили город, довели до голода. Его отец был серьезно ранен во время войны. В 1975 году Путин попал в КГБ и был отправлен в Восточную Германию.

Буду отправленным в один из самых мрачных спутников СССР, Путин полностью пропустил дух пробуждения и новых возможностей времен Перестройки и чувствовал только нарастающую беспомощность государства. В тот самый момент, как Берлинская стена пала, в Ноябре 1989 года, он находился в дипломатическом представительстве СССР в Дрездене, сжигая в печи секретные документы. Пока толпа немцев грозилась вот-вот ворваться в здание, офицеры призывали Москву помочь, но, по словам Путина, «Москва молчала».

Путин вернулся в Россию, где сохранялся дух пост-имперского упадка. Запад больше не боялся мощи СССР, Восточная и Центральная Европа выпали из под контроля Москвы, пятнадцать республик Советского Союза двигались своим путем. Империя, построенная Катериной и Иосифом Сталиным, растворялась.

Западные репортеры могли получить в Москве доступ к разрушающимся базам радиоактивного оружия, секретным бункерам и полупустым тюремным лагерям. Наиболее неприступные комиссары Советского Союза- руководство КГБ, армия и Коммунистическая партия провалили все попытки осадить контрреволюционный государственный переворот в августе 1991 и были заперты в печально известной тюрьме «Матросская тишина». Иные высокопоставленные верноподданные отторгли новый порядок и сами себе утроили правосудие. Глава МВД, зная, что его собираются арестовать, оставил записку «Я честно прожил свою жизнь» застрелил свою жену, сунул ствол пистолета себе в рот и спустил курок.

Страны Запада, почувствовав триумф после Холодной войны, куда легче принимали новые свободы, чем тяготы, в которых погрязли россияне. Падение империалистического строя значило потерю двух миллионов квадратных метров территории, что больше площади Индии. Десятки миллионов этнических россиян вдруг оказались за рубежом. На фоне новообретенной свободы слова и вероисповедания, присутствовало ощутимое чувство дезориентации и унижения.

В своих выступлениях и интервью Путин редко упоминает о каком-либо чувстве свободы после падения коммунизма и СССР, он отзывается о девяностых как о периоде неустанного хаоса, под шумок которого западные партнеры пытались продавить свои интересы, требуя, чтоб Россия проглатывала все: от расширения НАТО на восток до вторжения к его друзьям-славянам в бывшую Югославию. Это его обычная риторика, но он упрямо игнорирует некоторые факты. Запад принял Россию в «Большую восьмёрку». А насилие на Балканах  было самым ужасным в Европе со времен Второй мировой и без вмешательства оно, скорее всего, продолжалось бы. И вопросы российской безопасности были чуть ли единственной проблемой в расширении НАТО. Польша, Чехословакия и другие страны были суверенны и искали защиты.

«Мне кажется, это чудовищно несправедливо, если это слово, конечно, применимо к геополитике, что жители Центральной Европы будут в заднице. И говорить им, что они будут жить в «оборонном лимбо» (в неопределенности) просто потому, что можно обидеть чувства русских и напугать их, это  не выдерживает никакой критики», -говорил первый советник Билла Клинтона по вопросам России, Строуб Толботт. Тем не менее, американские политики таки беспокоились о том, как перераспределение экономических и оборонных договоренностей Европы повлияет на павшую власть и потенциальных партнеров. Клинтон и его советники побаивались, что реакционные политические силы в России- так называемая, «красно-коричневая коалиция» несгибаемых коммунистов и возрождающихся националистов- видят в США триумфалистов и эксплуататоров, которые пытаются взять контроль над страной.

В 1996, во время саммита в Москве Клинтон вышел на утреннюю пробежку с Толботтом по Воробьевым Холмам, недалеко от Московского государственного университета. Клинтон знал его с тех пор, как они учились в Оксфорде и доверял его беспокойству. Он не жалел о расширении НАТО или о решении сражаться с Сербами в Боснии. Но знал, что превращает политическую жизнь Ельцина в мучение.

«Мы продолжали говорить старику Борису, что, мол, ладно, мы знаем, что тебе надо делать дальше- вот еще немного дерьма тебе в лицо», - говорил Клинтон. «И это становится для него действительно тяжело, учитывая то, с чем он сталкивается и с чем имеет дело».

Ранее, в том же году, Ельцин вызвал Толботта «Мне не нравится, как США красуются своим превосходством. Трудности России временны. И дело не только в нашем ядерном потенциале, а в экономике, культуре, силе духа. А это приводит к законной и непоколебимой основе для общения на равных. Россия восстанет! Повторяю тебе: Россия восстанет!».

Когда начались выборы 1996 года, избирательный потенциал Ельцина измерялся однозначным числом. Большинство населения полагало на него ответственность за предпринятые в экономике меры, которые, казалось бы, помогали только приближенным к Кремлю. Для миллионов реформы, включая «шоковую терапию», насажденную Западными советниками и политиками, значила лишь разрушение основ, гиперинфляцию, коррупцию, повальную приватизацию клептократами и экономический упадок, сравнимый с Великой депрессией. Большинство россиян винили не старую ржавую систему, а коррупцию в новой. «Демократию» часто в народе называли «дерьмократией». Ельцин, пользуясь поддержкой как олигархов, так и Международного Валютного Фонда, вытянул победу против оппонента- коммуниста, однако продолжал много пить, несмотря на случаи сердечных приступов и в последние годы правления часто отчебучивал жалкие пьяные спектакли.

В канун Нового года, в 1999, Ельцин выступил на центральном телевидении сидя напротив новогодней елки. С больным видом он сообщил, что уходит. «Я хочу попросить у вас прощения.За то, что многие наши с вами мечты не сбылись. Я прошу прощения за то, что не оправдал некоторых надежд тех людей, которые верили, что мы одним рывком, одним махом сможем перепрыгнуть из серого, застойного, тоталитарного прошлого в светлое, богатое, цивилизованное будущее. Я сам в это верил», - сказал он.

Человек, который восемью годами ранее сопротивлялся перевороту, теперь потерял силы и политическое воображение для продолжения дела. «Я сделал все, что мог», сказал он, «Приходит новое поколение». С этими словами он назначил своим преемником Владимира Путина. Малоизвестного кгбиста, который ускоренно двигался по карьерной лестнице, показав себя проницательным, дисциплинированным и преданным.

Одним из первых указаний Путина было защитить Ельцина от уголовного преследования. Затем он нацелился на стабилизацию государства и поставил ее на курс классической для России автократии. «Ельцин начал откатываться, старая система воссоединилась и Путин завершил регрессию. Основная проблема- невозможность завершить экономические и политические реформы, так что мы скатились назад к конфронтации с Западом и НАТО», - говорит Министр иностранных дел с 1990 до 1996 Андрей Козырев.

Путин сразу же показал, что с недоверием относится к открытой системе. Он увидел государство, которое стало едва ли функциональным, и он приступил к восстановлению его власти только одним известным ему способом: вручную, с самого верха. Он заменил самовольную анархию правительства Ельцина чем-то более систематизированным, отбрасывая или взаимодействуя с олигархами 90-х и создавая касту коррумпированных, но преданных ему сатрапов- то, что получило название «ООО «Кремль». Каждый аспект политической жизни страны, включая СМИ, были приведены в «вертикаль власти». Когда во главе был Ельцин, частные телеканалы, такие как НТВ, освещали ужасы войны в Чечне и даже сатирически высмеивали Ельцина и Кремлевское руководство на кукольном шоу под названием «Куклы». НТВ, владельцем которого был олигарх Владимир Гусинский, по началу, казалось, испытывали Путина, пуская в эфир рассуждения о коррупции и наступления на права человека, «Куклы» добавили нового персонажа, изображавшего Президента. Путину это смешным не показалось. Не прошло и пяти месяцев, как Путин взял власть в свои руки, он отправил вооруженных сотрудников МВД прошерстить штаб-квартиру Гусинского и к 2001 коду Гусинский был вынужден отдать НТВ более послушным владельцам и покинул страну. С тех пор телевидение было под жестким государственным контролем.

Первые годы на посту Путин относительно бережно относился к Западу. Он был первым, кто позвонил Джорджу Бушу после атаки на башни Всемирного торгового центра. Позднее, в том же месяце, когда он выступал в Бундестаге, он обращался к немцам на немецком, языке, на котором он общался, работая в КГБ в Дрездене. Он даже поддерживал идею членства России в НАТО.

Американское вторжение в Ирак, противником которого был Путин, внесло коррективы в его мышление. У Буша были кое-какие успехи по двусторонним вопросам, таким как распространение ядерного оружия, но к 2007 году Путин глубоко разочаровался и пришел к ощущению того, что Запад считал Россию своим «вассалом». Роберт Гейтс вспоминает конференцию по безопасности в Мюнхене, в 2007 году, когда Путин злобно выпалил, что Соединенные Штаты «преступили границы во всех отраслях» и что экспансия НАТО была направлена против интересов России. «Люди были склонны воспринять это как одиночную выходку, но это было предзнаменование», - говорит Гейтс.

Для Путина это была история неуместных надежд и отвержения. Он был уверен, что каким бы любезным он ни был, у Запада и Соединенных Штатов было врожденное нежелание воспринимать Россию как полноценного партнера и уважаемого члена международного сообщества. У себя дома Путин все дальше обращается к авторитарной, националистической концепции России. Он знал, что падение коммунизма и Советского Союза оставило вакуум, отсутствие «национальной идеи» на замену марксизма-ленинизма. Когда Путин пришел на пост Президента на третий срок, в 2012 году, он почувствовал необходимость создать в России идеологию самостоятельно и обратился к тому, что течет глубоко в российской культуре: национализм, ксенофобия и общественный консерватизм. Когда четыре года назад Путин принял закон против гей-пропаганды, он играл на укоренившихся чувствах советского коммунизма- не для интеллектуалов-западников или мещанского среднего класса, но для миллионов других.

Путина вряд ли удивили возгласы обиженных либералов, озвученные Администрацией Обамы и другими западными государствами. Конфронтация и была смыслом, средством укрепления авторитета у себя дома и играя на ощущении России как окруженной и вечно находящейся под угрозой. И хотя Путин вырос в советском атеизме, он осуждал светских американцев и европейцев за «отрицание своих корней, в том числе христианских ценностей, которые составляют основу Западной цивилизации». И его консерватизм, как он утверждал «предотвращает движение вниз и назад, в тьму, возвращение примитивного государства».

Путин впитал смерть Каддафи как урок: слабость и компромисс- недопустимы. «Когда он был изгоем, его никто не трогал. Но стоило ему открыться, как его не просто свергли, а застрелили на улице как старую паршивую дворнягу»

Он был встревожен поддержкой Администрации Обамы восстаний в Тунисе и Египте. И взбешен нападением, возглавляемым США, на режим Муаммара Каддафи. В начале 2011, когда ливийцы противостояли режиму Каддафи, Путин был якобы за кулисами, находясь на должности Премьер-министра. Его протеже Дмитрий Медведев был президентом и принял важное решение не ветировать поддерживаемую Америкой резолюцию Совета Безопасности ООН в пользу военных действий в Ливии. В редких публичных баталиях, Путин осуждал резолюцию, сравнивая ее с «средневековой тягой к крестовым походам». В октябре 2011, толпа ливийцев нашла Каддафи скрывающимся в водопроводной трубе с 9-миллиметровым позолоченным пистолетом, вытащила его и убила- ужасающее событие, которое транслировалось по всему миру. Для Путина это был урок от Запада по вмешательству в дела чужого государства: разожги протесты, дай им словесную поддержку и дипломатическое прикрытие, а если это не сработает- отправь истребители. Эпилог являет собой неконтролируемое насилие и бесславный конец лидера государства. По словам Михаила Зыгаря, бывшего главного редактора телеканала Дождь, автора книги «Вся кремлёвская рать», Путин впитал смерть Каддафи как урок: слабость и компромисс- недопустимы. «Когда он был изгоем, его никто не трогал. Но стоило ему открыться, как его не просто свергли, а застрелили на улице как старую паршивую дворнягу», - писал Зыгарь.

Путин рассматривал антикремлевские и про-демократические демонстрации в Москве, начавшиеся в 2011 году, как репетицию восстания, которое должно быть прервано. Наряду с переворотами за рубежом, это усилило его обиды на Запад. Тогдашний советник по нацбезопасности Обамы Том Донилон отмечал, что опасения Путина были сфокусированы на политическую стабильность у себя в России и он воспринимал это как угрозы извне. Он был уверен, что «предпринимались попытки подорвать его режим», говорил Донилон. «С самого начала своего второго президентского срока, как мне кажется, он вел Россию к состоянию довольно сильной враждебности по отношению к Соединенным Штатам и Западу», - считает советник. В сентябре 2013 года, после того, как Путин отказался выдавать Сноудена, Обама отменил запланированный саммит в Москве. Вот после этого диалог действительно рухнул». По мнению Донилона, Обама увидел, как Путин стремительно убирает из своего окружения людей, не относящихся к разведке. «В отличии от ситуации, сложившейся в Китае, в России не существует системы национальной обороны, он работает с узким кругом личностей, а именно, бывшими кгбистами и фсбшниками».

Несогласные теперь активно «маргинализируются». Оппозиционные кандидаты зачастую остаются вне избирательного списка за счет юридических тонкостей, а когда они там оказываются, им отказывают в медийной поддержке, не говоря уже об админресурсе, которым пользуются прокремлёвские политики. Около тридцати журналистов были убиты в России за последние десять лет, организации, получающие финансирование из-за рубежа регистрируются Москвой как «иностранные агенты». А современное российское телевидение сплошь «праздничное». «Представьте себе, что у вас пара дюжин каналов и они все Фокс Ньюз»,- говорит бывший замминистра по энергетике при Путине, а ныне его критик, Владимир Милов.

Тем не менее, эти каналы имеют мало общего со скучными советскими передачами, с их высокопарным языком и низким качеством работы. Подобно тому, как Путин больше и не забивает тюрьмы бесконечными «врагами народа», как делал Сталин, он, скорее приводит пугающие примеры остальным посредством нескольких известных, вроде бизнесмена Михаила Ходорковского, группы Pussy Riot, его пропагандисты взяли пример из зарубежного ТВ: развлекательные программы, игровые и релити шоу. Множество людей не допускают к участию на каких-либо ток-шоу или новостных передачах. Россияне по-прежнему могут найти независимые источники информации на Facebook и различных веб-сайтах, критические книги и журналы доступны в магазинах и интернете. Эхо Москвы, либеральная радиостанция по-прежнему работает. Но даже в эру интернета более, чем 80 процентов россиян черпает информацию из телевизора. Манипуляции при освещении событий на телевидении – ключевой факто необычайно высоких рейтингов Путина и превышает 80%, чему так завидует Дональд Трамп.

В октябре 2012 года, по случаю 60-летия Путина, ведущий «Вестей недели» Дмитрий Кислев, произнес Президенту длинный панегирик «По масштабу деятельности Путин-политик из своих предшественников ХХ века сопоставим лишь со Сталиным». НТВ выпустили фильм «В гостях у Путина», послав съемочную группу в кабинет Путина и его дом в Подмосковье. Хотя знающий критики твердят, что состояние Путина оценивается в десятки миллионов долларов, у него в распоряжении двадцать резиденций, телевидение показало его чуть ли не аскетом, который встает восемь тридцать, тягает железо, плавает на больший расстояния, ест старомодный завтрак (овсянку, пьет сырые яйца и свекольный сок), а затем работает до глубокой ночи.

«Все эти телевизионные жанры преувеличивают личность Путина как таковую, которая стоит на всем и над всеми, а не просто как босса и воплощение государственности России», - говорит Мария Липман. Самое важное политическое пространство это не территория Кремля, это пространство внутри черепной коробки Президента.

«Однажды одна известная личность сказала «Ты можешь получить куда больше при помощи доброго слова и револьвера, чем просто при помощи доброго слова», говорит Путина в длинном документальном фильме «Президент», который крутили по федеральному телевидению в 2015 году. Позже в том же фильме ведущий спросил Путина думает ли он, что Запад боится Россию, «некогда упадочное государство», а сейчас «вдруг мощный политический игрок», называя Путина «лидером, если можно так выразиться, консервативной части Европейского и Американского общества».

Путин принимает оба допущения. «Так называемый истеблишмент, политические и экономические элиты этих стран, любят нас только тогда, когда мы бедные и стоим с протянутой рукой, а как только начинаем говорить о своих интересах, они тут же чувствуют геополитическое состязание, ну, не нравится это им», - говорит Путин.

В феврале 2014 года, спустя считанные часы после того, как Виктор Янукович покинул страну через несколько месяцев протестов, Путин принимает решение о вторжении в Крым. Он побоялся, что Украина отвернется от России и двинется в сторону Европы. Для Путина это был способ дать сигнал. Громко и грубо. Что он закончил идти по пути, указанному Западом. Это также было личное. Майл Морелл, бывший заместитель директора ЦРУ, сказал, что падение Януковича заставило Путина о собственной власти и благополучии. «Это случилось в самом сердце Славянского мира и он не мог допустить, чтобы это стало прецедентом для малейшего движения внутри России против него», - сказал Морелл.

Путин и его окружение также видели войну в Сирии как возможность остановить тенденцию, которая началась со вторжения в Ирак и продолжалась до падения диктатуры в Ливии и Египте. Бывший высокопоставленный чиновник, взаимодействовавший с россиянами, сказал «Это было то время, когда Соединенные Штаты, с точки зрения Путина, также были способны задействовать международные институции, чтобы браться за режимы, которые считаем агрессивными, в том числе и в Ливии, и Путин был полон решимости вложиться в Сирийскую землю, чтобы Россия была за столом переговоров и имела возможность противостоять попыткам международной общественности продолжить работу по этой схеме». Как отметил Министр Обороны России Сергей Шойгу, вмешательство России в Сирии «позволило решить геополитическую задачу в разрушении череды «цветных революций». Российское телевидение, конечно же, освещало осаду Алеппо как акт освобождения, без какой-либо жестокости и злоупотреблений.

В США вопрос о том, что делать с Россией стал точкой разногласия между Пентагоном и Белым Домом. Украинское правительство хотело улучшенное вооружение, чтобы противостоять сепаратистам, поддерживаемыми Россией. Эвелин Фаркас, старший сотрудник по вопросам политики Пентагона в вопросах Россией, твердо поддержала просьбу. Обама и его команда по нацбезопасности «зарубила» вопрос и предложила в замену, «нелетальные» средства, включая транспорт, радары и бронежилеты. В своих показаниях по иностранным делам Сената, в 2014 году, Фаркас приводила доводы в пользу наращивания сил Америки, назвав действия России «оскорблением мирового порядка, над которым мы и наши союзники работали со времен Холодной войны».

В Администрации считали, имея на то значительные основания, что эскалация конфликта вызовет ответные меры со стороны России, загонит Путина в угол, что, поскольку Путин не допустил бы поражения сепаратистов, это дорого обошлось бы Украине. Однако Фаркас не согласилась: «Мы просто игнорируем все, что Россия творит в Украине, потому что, ну это же Украина, а для России там ставки очень высоки». В конце концов, она оставила попытки переубедить Обаму. «Я все. Я так устала сражаться», - сказала она. Фаркас ушла в отставку в октябре 2015 и стала советником по внешним вопросам у Хиллари Клинтон, которая зачастую предпочитала использовать военную силу в ситуациях, где Обама этого не делал. Фаркас прокомментировала: «Сумасшествие было в том, что я присоединилась к кампании Клинтон с мыслями «Здорово, теперь мне не придется больше сражаться, потому что у нее с Россией все схвачено». Но потом все стало только хуже».

III Гибридная война

Путин редко использует компьютер, но привел страну к цифровому веку. Некогда Россия была технологически отстающей: Советский Союз не присоединялся к Всемирной сети Интернет до 1990 года. Госбезопасность была так озадачена этой технологией, что, по словами авторов «Красной Сети» Андрея Солдатова и Ирины Бороган, агенты потребовали, чтобы Релком, первый коммерческий интернет провайдер, распечатывал все связи, проходящие через их сеть. (Инженеры взбунтовались и приказ был отменен) К 1996 году, однако, новое поколение российских хакеров совершило первое проникновение в военные сети Америки, похитив десятки тысяч файлов, включая конструкторские разработки, карты военных объектов и расположений войск. В 2008, согласно «Темной территории» Фреда Каплана, российские хакеры совершили подвиг, который в Пентагоне считали почти невозможным, пробив брешь в секретной сети, которая даже не была подключена к Всемирной паутине. По всей видимости, российские агенты, спихнули дешёвые флеш-накопители, зараженные вирусами, в розничных точках в районе Генштаба НАТО в Кабуле, ставя на то, что служащие купят один из них и воткнут в свой рабочий компьютер. В последние десять лет тактика кибератак стала важной частью усилий России по расширению сферы влияния на своих соседей.

Однажды поздно вечером весной 2007 года, Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес сидел дома за компьютером. Не мог  попасть в интернет, все новостные сайты «лягли». Банки «лягли», как и сайты госучреждений. Президент решил, что это могло бы быть каким-то техническим сбоем.  «Первой реакцией было «Нас атакуют», - говорил он. Но после нескольких звонков он выяснил, что кто-то посягнул на основные активы Эстонии.

Родина Skype и некоторых других технологических компаний, Эстония, известна в техносфере как «е-Стония», одна из самых компьютеризированных стран. Но Эстония вступила в конфликт с Россией, решив перенести памятник Советском солдату из столицы, из самого центра Таллинна. Эстония расценивала памятник как символ оккупации. Российское правительство открыто предупредило, что его перемещение станет глубоким оскорблением истории и привлечет «катастрофические последствия для Эстонии».

27 Апреля памятник сместили. Практически сразу в русскоязычных интернатах появились инструкции к тому, как стать «скрипт-кидди», начинающим хакером. Атакующим не нужно было «взламывать» эстонские сайты, они просто завалили их DDoS-атакой, продолжавшейся две недели. Расследователи никогда не указывали на источник атаки, но Ильвес, покинувший пост в октябре 2016 года, считает, что это было дело рук Российского правительства и организованной преступности. «Я называю это государственно-частным партнерством, люди из правительства заплатили мафиози».

Хотя инцидент едва ли попал в международные заголовки, это событие стало знаковым: поддерживаемая государством кибератака в политических целях. «Эстония показала, что Россия будет реагировать на политическое неуважение агрессивно в новой манере. И что послужило оскорблением? Эстония передвинула памятник», - говорит высокопоставленный чиновник из Пентагона, отвечавший при Обаме за кибербезопасность.

В среде обороны Россия обрела репутацию за амбиции, скорость и техническую сообразительность. Всего лишь через год после атаки на Эстонию, во время конфликта с Грузией по территориям Южной Осетии, российские танки и самолеты ворвались на спорную территорию в тот самый момент, как хакеры вломились в пятьдесят четыре сайта, принадлежащих государству, СМИ и банкам. Они украли военную информацию и парализовали национальную интернет-сеть. Грузинские военные тщетно пытались отдать приказ войскам, в то время как растерянные граждане даже не могли понять, что происходит.

Операция в Грузии стала «одним из первых случаев, когда вы могли бы наблюдать привычные наземные операции вкупе с кибератаками. Это продемонстрировало не только понимание того, что эти техники могут быть полезны в комбинированных операциях, но и то, что Россия уже готова их использовать. Эти ребята их применили», - говорит Майкл Сулмайер.

И все же, российские военные стратеги и официальные лица Кремля посчитали Грузию провалом в сфере международной пропаганды. И хотя Россия имела преимущество в военной сфере, ее дискурс затмила Грузия с самого начала кампании. Для России этот пятидневный конфликт стал «тотальным поражением в информационном поле», заявил отставной генерал-майор Российской армии, а ныне профессор Академии военных наук, Павел Золотарев. «Наше телевидение показало начало обстрела, вторжение войск Грузии и так далее. На Западе это показали двумя днями позже, но будто бы это Россия обстреливает Грузию», - говорит Золотарев, помогавший в разработке доактрины нацбезопасности России. Российские генералы приняли этот урок и стали учиться тому, как использовать медиа, СМИ и другие инструменты ведения «информационной войны», применив позднее выученный урок на практике, в Украине и Сирии.

Соединенные Штаты, тем временем, также преуспели в кибервойне. В 2008 году, совместно с израильской разведкой, США начали первую цифровую атаку на ключевые инфраструктурные элементы другого государства, запустив «червя», известного как «Stuxnet», разработанного с целью заставить газовые центрифуги бесконтрольно вращаться и тем самым замедлить их ядерные разработки.

Некоторые дипломатические проблемы тормозятся активными мероприятиями США. У Администрации Обамы был план «перезагрузки» отношений с Россией, сотрудничая по отдельным вопросам, несмотря на нарастающее напряжение. «Кибербезопасность была одной из сфер, где мы пытались сотрудничать с Россией. Ирония, да? Мы встречаемся с их разведкой с целью разработать новые средств киберзащиты», - говорит Эвелин Фаркас.

Когда Роберт Кнейк занял в Совете нацбезопасности должность директора по кибербезопасности в 2011 году, Белый Дом официально инициировал «Контр-китайскую стратегию» по борьбе с их хакерскими атаками. «Окей, а есть какая-то «Контр-российская стратегия»? Или «Контр-иранаская»?», - вспоминал Кнейк. Сложность была в том, что после ликвидации последствий «Stuxnet», у США возникла необходимость в сотрудничестве с Ираком. С 2011 по 2013 год хакеры, поддерживаемые Ираном, настойчиво проводили DDoS-атаки на десятки американских банков и финансовых структур, однако США на это никак не ответила, потому что Администрация вела с Ираном переговоры о сворачивании ядерной программы. «Если бы мы сорвались на эти DDoS-атаки, не знаю, удалось бы нам договориться с Ираном», - говорит Кнейк. И в других случаях Администрация отказалась отвечать силой, сохранив возможность проведения аналогичных переговоров в других странах. «До тех пор, пока мы получаем больше пользы, чем вреда, мы будем продвигать именно такие правила игры», - говорит Кнейк.

Процветающее государство за несколько месяцев или даже дней может превратиться на поле ожесточенного вооруженного конфликта и, став жертвой иностранного вмешательства, утонуть в хаосе, гражданской войне и гуманитарной катастрофе

Новая доктрина, согласно которой Россия изучала методы Запада и понимала их, чтобы противодействовать им у себя дома и применять на практике за рубежом, обретала форму. Один из примеров того, как это может выглядеть, явился в феврале 2013 года, когда на страницах Военно-промышленного курьера, тогда еще маловлиятельного в России, российский военный стратег Валерий Герасимов, руководитель Генерального Штаба России, опубликовал заметку с умиротворяющим названием «Ценность науки в предвидении». Заметка определяла и настаивала на принятии Западной стратегии, включающей военные, технические, политические, разведывательные и медиа- тактики по дестабилизации врага с минимальными затратами. Стратегия, которая стала известная как «гибридная война» стала сплавом всего того, что государство использовало поколениями, но текст обрел статус легенды и в военных кругах стал известен как «Доктрина Герасимова».

Герасимову 61 год, на всех фотографиях он в военной форме и вечно с хмурым выражением лица. Он проходил службу как командир танка, а затем пошел вверх по военной иерархии. Он руководил 58-й армией в Чеченской войне. В своей статье для Военно-промышленного курьера, Герасимов предположил, что в будущем войны будут вестись с соотношением невоенных и военных мероприятий в пропорции 4 к 1. Первые, писал он, должны включать меры по формированию политического и социального ландшафта противника путем подрывной деятельности, шпионажа, пропаганды и кибератак. Его очерк, написанный под сенью Арабской весны, приводил примеры анархии и жестокости, вспыхнувших в Ливии, как доказательство того, что столкнувшись с помесью давления и вмешательства, «процветающее государство за несколько месяцев или даже дней может превратиться на поле ожесточенного вооруженного конфликта и, став жертвой иностранного вмешательства, утонуть в хаосе, гражданской войне и гуманитарной катастрофе».

Такого рода события «типичны для ведения войны в 21 веке», - писал он. «Роль невоенных средств достижения политических и стратегических целей возросла и во многих случаях по своей эффективности они превзошли грубую силу и оружие».

Павел Золотерев, отставной российский генерал, пояснил, что когда заметку Герасимова опубликовали, «проанализировав действия стран Запада на постсоветском пространстве, а в первую очередь - США, мы пришли к выводу, что манипуляции в информационной сфере- очень эффективный инструмент. Раньше приходилось использовать «дедовы» методы: скидывать листовки, разбрасывать печатную продукцию, манипулировать радио и телевидением. И тут появились новые средства».

Предписания Герасимова стали выглядеть пророческими годом позднее, когда Россия аннексировала Крым быстрой операцией, застав США врасплох и нарушив нормы международного права. Российская пропаганда подстегнула про-Московские настроения среди населения, которое уже настороженно относилось к лидерам Киева и имело глубокие исторические связи с Россией. Непонятные солдаты, так называемые «зеленые человечки», окружили украинские военные базы в Крыму и спустя считанные дни устроила быстрый, срежиссированный референдум.

Пропагантистские плакаты в Крыму

Даже с появлением новых технологий, основы таких операций не изменились. В США попытка предполагаемого взлома Демократической партии была лишь попыткой углубить уже существующее смятение и недоверие. «Чтобы что-то произошло, многие факторы должны сойтись воедино. Если вы, скажем, приедете в Великобританию и скажете, что Королева- плохая, ничего не произойдет, никакой революции не случиться, потому как многие необходимые условия отсутствуют, нет соответствующего  фона для такой операции. А вот в Америке такие предпосылки были», - заявил глава Военного научно-исследовательского института и член Академии военных наук Александр Шаравин.

Напряжение в отношениях с Россией росло из-за конфликтов в Украине и Сирии, в начале 2014 США «ужалили» привычной для политики Москвы тактикой: военные утечки. В то время, как США и ООН обсуждали потенциал переходного правительства в Украине, помощник российского вице-премьера опубликовал в твиттере часть перехваченного разговора, позднее опубликованную на Ютьюб, между Викторией Нуланд помощника Госсекратеря США и ее коллеги Джеффри Пьятта, посла США в Украине. В речах Нуланд услышали «Нах*й ЕС», что вызвало бы трудности в отношениях между ООН и США. Госдеп назвал утечку «новым уровнем (в смысле очередным падением) российского искусства разведки». На вопрос чем за это поплатилась Россия, Майкл Макфол, посол в Москве времен Обамы, сказал : «Пожалуй, ничем. Я думаю, это было ошибкой».

Советник Обамы Бенджамин Роудз заявил, что агрессивность России усилилась после первых демонстраций на Майдане. «Когда будут писать книги по истории, будут говорить, что несколько недель Майдана стали отправной точкой перехода Холодной войны к чему-то более крупному. Нежелание Путина соблюдать какие-либо нормы берет начало оттуда и перешло от провокационного до неуважительного отношения к каким-либо государственным границам», - сказал он.

Осенью 2014 года группа хакеров, известных как «Герцоги» (The Dukes) проникла в открытую компьютерную систему Госдепа США и получили достаточный контроль, что называется «поимели» систему. Герцоги, известные также как «Уютные медвежата», предполагалось, управлялись правительством России. О составе и размере «российской сборной кибервоинов» известно очень мало. В 2013 году Минобороны сообщило, что формирует группы «научных» и «информационных операций». Чиновники Минобороны позднее пояснили, что это делается с целью «срыва информационной сети предполагаемого врага». Олег Демидов, эксперт по вопросам информационной безопасности и киберпреступности, заявил «Тогда эта идея была встречена смехом. Но это было нечто реальное, эти единицы были сформированы и укомплектованы выпускниками ведущих технических вузов страны». В следующем году Минобороны России расширили общий набор молодых программистов, рекламируя в соцсетях «Научные роты РФ», изображая солдата, опустившего оружие и повернувшегося к клавиатуре, под сопровождение хэвиметалического саундтрека.

Оставной полковник КГБ недавно рассказывал журналу «Огонёк», что у России было около тысячи людей, работавших на военные и оборонные операции в сети. Согласно подробному отчету, появившемуся в ноябре прошлого года в журнале «Медуза», несколько сотен тысяч технических специалистов променяли работу в коммерческих структурах на службу в управляемых государством кибер-командах. Представитель Министерства обороны отказался подтверждать какие-либо детали, объяснившись журналисту «Медузы», что эта тема- секретная, посему «никто не видит как мы применяем эти методы», а также предостерег от публикации материала: «не рискуйте предпринимать последующие действия, на ставьте себя под прицел».

После проникновения в Госдеп, «Герцоги» нацелились на несекретную компьютерную сеть, служащую потребностям Администрации Президента (в частности, в распоряжении сети была информация о подробностях его передвижений). В феврале 2015 года возросшая интенсивность российских вторжений в уязвимые государственные цели подняла на уши Вашингтон, и Клэппер, глава Внешней разведки, на слушаниях в Сенате заявил, что «Киберугрозы со стороны России куда серьезнее наших предыдущих оценок».

Европейские чиновники также озвучили подобные опасения. Генеральный директорат по вопросам внешней безопасности, французская Служба разведки множество раз высказывали обеспокоенность тем, что Российские спецслужбы и хакеры работают на Марин Ле Пен, кандидата в Президенты во Франции от ультраправой партии «Национальный фронт». Российские государственные СМИ предположили, что один из ее оппонентов, Эммануель Макрон тайный инструмент Американских банков и у него есть гей-любовник. Ле Пен, чья партия получила кредит от российского банка, пошла на поводу у Кремля и заявила, что Крым всегда был частью России.

Бруно Каль, глава Внешней разведки Германии, выразил обеспокоенность тем, что российские хакеры пытаются разрушить немецкую политическую арену, на которой Ангела Меркель баллотируется как верный сторонник НАТО. Ссылаясь на вмешательство России в американские выборы, Каль сказал в интервью газете Süddeutsche Zeitung: «The perpetrators are interested in delegitimizing the democratic process, as such, regardless of whom that ends up helping» (Возможный перевод: «Преступники заинтересованы в делегитимизации демократического процесса как такого, который помогает не зависимо от результата»). Руководитель внутренней разведки предупредил о «множественных доказательствах попыток вмешательства в выборы». Он заявил изданию Times, что наблюдается усиление «агрессивного кибершпионажа», нацеленного на немецких политиков.

Когда «Герцоги» обратили свое внимание на Национальный комитет Демократической партии, в 2015 году, очевидной целью было использовании разногласия среди членов партии. В сентябре ФБР позвонили в Комитет и сообщили, что их компьютерная сеть, по видимому, была взломана. Агента перенаправили на службу поддержки, работник записал информацию, «прогуглил» «Герцогов» и провел базовую проверку на признаки взлома. Агент ФБР оставил дальнейшие указания, но ни разу не явился в Национальный комитет Демократической партии, а руководству Комитета так и не удалось установить полномасштабную защиту.

К марту 2016 угроза была безошибочна. Эксперты по кибербезопасности обнаружили вторую группу росийских хакеров, называемую «Прикольные медведи», использовавших технологию «spear-phishing» -сообщения, рассчитанные на взлом аккаунтов, принадлежащих Джону Подесте и другим лидерам Демократический партии. Как и «Уютные медвежата», они оставили следы по всему миру с заметной технологической «подписью», прослеживаемой в кибератаках против правительства Германи, систем украинской артиллерии и Мирового антидопингового агентства. «Я еще никогда не видел группы, которая не меняла бы свой стиль работы после того, как ее уже обнаружили. Какой логикой они руководствуются?», - говорит Илья Сачков, руководящий ведущей компанией по кибербезопасности в Москве. Чарльз Кармакал, специалист компании FireEye, которая ранее изучала хакерские группировки, замешанные в вмешательстве в выборы, утверждал, что даже самые лучшие команды оставляют следы. «Даже самые крутые команды допускают ошибки и зачастую ребята, которые круто «ломают» - не эксперты- криминалисты, которые также понимают процесс расследования и какие следы они за собой оставляют в компьютере».

В конце концов, расследование атаки не требует большого количества исследований. Получение доступа к электронному почтовому ящику при помощи фишинга больше похоже на взлом автомобиля вешалкой, чем на создание такого сложного кибероружия как тот же «Stuxnet». Олег Демидов, эксперт по информационной безопасности, утверждает, что с технической точки зрения взлом был «посредственный, типичный и ничем не выдающийся». Их достижением, с точки зрения Демидова, было знание того, что делать с полученной информацией.

22 юиля, за три дня до съезда Демократической партии, WikiLeaks раскрывает почти двадцать тысяч электронных писем, наиболее вредоносные среди которых предполагали, что Национальный комитет Демократической партии, хоть и кажется беспристрастным, все же пытается подорвать кампанию Берни Сандерса. В одном из писем к Дэбби Шульц, работавшая в Комитете, выразилась о Сандерсе «Он не станет Президентом». Ее отставка лишь немного сбавила общественное негодование, вызванное темами скрытности, популизма и привелегированности – которые уже были в арсенале Трампа против Клинтон. Несколько месяцев спустя Вассерман Шульц обвинил ФБР за недостаточно злостные меры против взломов. «Как они целые месяцы потратили на одно только общение по телефону с интернет провайдерами? Это их обязанности? Что-то должно поменяться, потому как мы наблюдаем не последний случай», - заявил он в интервью.

Это была не просто неприязнь, которую вы обнаружите в американской политике. Это было кое-что другое. Это была как минимум психологическая война

Временный председатель Комитета Демократической партии Донна Бразил. Работала над семи президентскими кампаниями, но и она была не готова к уровню негодования, в том числе и смертельным угрозам, направленным на Комитет и его персонал. «Я южанка и прошла традиционные избирательными кампаниями, где к тебе обращаются словами на «н», «б» или «п». Но это была не просто неприязнь, которую вы обнаружите в американской политике. Это было кое-что другое. Это была как минимум психологическая война», - говорила она. Кто-то создал во время кампании «фейковый» почтовый ящик от ее имени и отправлял сообщения репортеру Times. (CNN, где Бразил была диктором, порвал с ней связи, когда с ее взломанного почтового ящика оказалось, что она «сливала» потенциальные вопросы на дебатах предвыборному штабу Клинтон).

В то время, как чиновники Администрации при Обаме столкнулись с тем, как ответить на кибератаки, стало понятно, что поток «фейковых новостей» о Хилари Клинтон генерируется из России посредством социальных сетей – то, что и оказалось куда более разрушительным. «Россияне значительно поумнели со времен подкупленной толпы и фальшивых листовок. Летом, когда это действительно было важно, когда проходила операция России в соцсетях, у нас не было полной картины. А вот в октябре было уже слишком поздно», - говорит сотрудник Администрации Обамы.

Через несколько недель после того, как WikiLeaks опубликовали переписку Комитета Демократической партии, Джон Мэттерс, координировавший страницу сторонников Сандерса в Сан Диего, отметил всплеск новых единомышленников с «фейковыми» профилями. Один из таких, «Оливер Митов» почти ни с кем не дружил и не постил фотографии, однако состоял в шестнадцати группах по поддержке Сандерса. 26 сентября на нескольких таких страницах он запостил следующее: «Так вот, кто приказал Хиллари оставить в Бенгази четверых мужчин! – USAPoliticsNow». Безосновательным было и утверждение, что Клинтон получила миллионы от королевской семьи Саудовской Аравии. Эти ложные новости расстраивали и обескураживали некоторый процент избирателей Сандерса. И когда я это понял, я сказал «Нами играют», - заявил Мэттерс.

Tweets from suspected bot accounts that used hashtags exclusively favouring one candidate

Исследование, проведенное двумя экономистами – Мэтью Гентсковым из Стэнфорда и Хантом Элкоттом и нью Йоркского университета, уже после выборов, показало, что в последние три месяца кампании сфабрикованные новости в пользу Трампа «расшаривались» в четыре раза чаще, чем аналогичные в пользу Клинтон. Исследователи также обнуружили, что примерно половина читателей верили им. Исследование, которым руководил Филлип Ховард, специалист по изучению Интернета в Оксфордском Университете, показало, что во время вторых дебатов автоматизированные Твиттер-аккаунты, так называемые «боты» генерировали четыре твита в пользу Трампа против одного в поддержку Клинтон, выставляя заявления Трампа в «популярные темы», которые в приоритете в соцсетях. Исследователи и политические деятели считают, что значительное число этих ботов были связанны, а иногда и финансируемы Кремлем.

7 октября WikiLeaks выпустили первую партию объемом в пятьдесят тысяч электронных писем с аккаунта Подесты. В последующие годы WikiLeaks стали известны. В 2010 за размещение секретных документов правительства США. Его основатель, Джулиан Ассанж продолжал делать откровенные политические заявления, выступая на российских шоу в течении некоторого времени, а затем выступая с критикой кандидатуры Клинтон, написав в феврале 2016 года, что «она подтолкнет США в череду бесконечных, тупых войн, распространяя терроризм».

WikiLeaks продолжают чуть ли не каждый день публиковать все новые и новые порции электронных писем ко дню выборов. Журналисты освещали содержание писем- сплетни, отрывки из речей Хиллари на Wall Street, за которые были выложены немалые деньги, внутренние обсуждения заявлений Клинтон по Бенгази, междоусобицы в Фонде Клинтон по  поводу политических рисков, связанных с иностранными пожертвованиями и, как считает Подеста, влияние каждой отдельной истории подстегивалось социальными сетями. Кампания Клинтон пыталась сместить акцент с деталей писем на тот факт, что они были получены путем взлома. Но в значительной степени этот аргумент оказался бесполезен. «В такое время не видно всю картину. Но эта ржавчина разъедала нас снизу», - говорил он.

Некоторые помощники Клинтон подозревали Роджера Стоуна, который то был, то не был советником Трампа, в консультировании Викиликс по оптимальным срокам вбросов. За несколько дней до утечек, Стоун твитнул «Хиллари Клинтон всё. #Wikileaks». Стоун прокомментировал, что ему «льстят» подозрения, но подозрения опроверг. Он сказал, что был скорее предупрежден об утечках общим с Ассанжем другом. «И мне сообщили, что информация будет иметь разрушительные последствия для Хиллари. В суть дела меня не вводили». Стоун был среди тех, кого упоминали в сообщениях о том, что Трамп сотрудничает с должностными лицами российской разведки. Если верить Стоуну, с ним не связывались из ФБР и такие обвинения беспочвенны.

Штаб Клинтон допустил много тактических ошибок и без помощи из-за рубежа, и Трамп куда эффективнее, чем признавали СМИ, получил поддержку рабочего класса. Однако по мнению Подесты, взлом электронной почты нанес серьезный урон кампании, потому как они возродили бессвязную историю о том, что Клинтон пользовалась личным сервером электронной почты в рабочих целях. «Это сформировало новостную ленту в «Фейсбуке». Он поддерживал имейлы в топе даже при слабой шумихе. Это была черная туча под знамением «электронной почты», - говорил Подеста.

В пятницу 28 октября директор ФБР Джеймс Коми заявил, что вспыли новые письма из почтового ящика Клинтон, но совсем по иному делу. Подеста заявил: «К пятнице, в 11 днях до финиша наблюдаются важнейшие движения в общественном мнении: женщины без высшего образования проявляли наибольшее движение. И именно распространение ложной информации в последние недели сыграло важную роль. Когда теряется семьдесят тысяч голосов в трех штатах, сложно сказать, что конкретно имело значение. Значение имело все. Я думаю, что это точно оказало влияние.    Смесь всего этого и заявления ФБР создало вихрь, который и привел к такому итогу».

IV Теория турбулентности

Политическая верхушка России и официальная пресса приветствовала инаугурацию Трампа с нескрываемым ликованием. Старое распалось, а с ним и препятствия на пути амбиций Путина. «В 1917 году вооруженные сторонники Ленина взяли штурмом Зимний дворец и взяли под стражу капиталистическое правительство и свергли общественный строй. Двадцатого января 2017 года никто в Вашингтоне не планировал штурм Конгресса или Белого дома и не планировал вздернуть первые лица старого режима на фонарных столбах, но чувства у американских политических элит, особенно либеральной части, не отличаются от таковых у российской буржуазии сто лет назад», - писали в газете «Московский комсомолец»

Дмитрий Киселев, ведущий «Вестей недели» отклонил обвинения в расизме в отношении Трампа, а сексистские и нападнические заявления нового Президента объяснил «сиюминутной импульсивностью». Киселев говорил, что «Трамп именно тот, кого в нашей стране называют «мужиком». В первый же день на посту Президента он убрал с сайта Белого дома раздел, посвященный защите геев и лесбиянок. Он этого никогда не поддерживал. Он всегда стоял на страже семейных ценностей».

Ни один разумный аналитик не верит, что активные мероприятия России в Соединенных Штатах и в Европе был главной движущей силой в подъеме Трампа и национализма в Европе. Негодование в отношении последствий глобализации и деиндустриализации – куда более важные факторы. Но многие европейцы действительно побаиваются, что Запад и его послевоенные альянсы и институты находятся под угрозой и что на Трампа, который выразил сомнения в НАТО и продемонстрировал склонность к Brexit и прочим анти-европейским движениям, нельзя полагаться. Не смотря на то, что Госсекретарь Рекс Тиллерсон, а также Министр обороны Джеймс Маттис выразили поддержку традиционных союзов, Трамп по прежнему совершенно некритичен в отношении Путина. «Трамп все меняет, с точки зрения НАТО. Страшащей видится кастрация НАТО и отделения Америки от европейском системы обороны. Если это произойдет, это откроет перед Путиным любые возможности. Если Трамп отступит, как он казалось собирался поступить, будучи кандидатом, то предпринимать какие-то шаги, вроде вторжения в Прибалтику, даже не нужно. Можно будет доминировать над ними и без этого. Вы начинаете наблюдать крушение учреждений, призванных защищать нас. И если это случится, вы снова увидите ренационализацию Европы в целом», - утверждает генерал Ширефф.

Мы вернемся к миру, где человек человеку волк, к миру постоянно нестабильному и конфликтующему, вплоть до ядерной войны.

«Как долго Ангела Меркель продержится против Трампа?», - спросили Стивена Сестановича, бывшего советника по России в Администрации Рейгана и Клинтона. «Она и так уже осталась в Европе сама. Путин будет выглядеть как главный в Европе». Der Spiegel опубликовал потрясающую передовицу, отражающую общую обеспокоенность в Европе и падения Американского престижа после избрания Трампа. Она гласит, что новый Президент становится «угрозой для мира» и Германия должна стать его оппозицией.

Строуб Толботт, бывший советник Клинтона, говорил «Существует реальная опасность, что мы не просто проиграем вторую Холодную войну, но что потеря будет велика из-за извращенной дружбы, непостижимого уважения Трампа к Путину». Толботт считает, что Трамп, оказывая столь незначительное внимание институциям, созданных Западом за последние семьдесят лет, подвергает мир опасности. На вопрос о последствиях «проигрыша» такого конфликта Толботт заявил «Не особо апокалиптичный прогноз таков, что мы будем долгие, долгие, долгие годы возвращаться к тому, что мы имеем сейчас – США, защитники либерального миропорядка, какими мы были пять лет назад». При более серьезном сценарии, говорит Толботт, будет «откат», при котором мы вернемся к «миру, где человек человеку волк, к миру постоянно нестабильному и конфликтующему, вплоть до ядерной войны. Но, с распространением ядерных держав можно с легкостью ждать такого развития событий».

Андрей Козырев, бывший Министр иностранных дел при Ельцине, сейчас живет в Вашингтоне. Он покинул Россию, поскольку она становилась все более авторитарной и сейчас он наблюдает волнующе схожую картину в стране, что его приютила. «Я очень обеспокоен. Мне страшно от того, что на моей памяти, кажется, впервые в Кремле и в Белом Доме одинаковый типаж. Одни и те же люди. Наверное, поэтому они и любят друг друга. Тут вопрос не в политике, а в том, что они напоминают друг другу самих себя. Они больше заботятся о себе, нежели о демократии и общих ценностях».

И хотя доказательство вмешательства России кажется убедительным, слишком легко было бы принять это как основу восхождения Трампа. Как объяснение присутствия человека, который столь неприятен и чужд такому большому проценту населения, тем, что он в какой-то степени иностранец. На самом же деле, он феномен американца, который сделал себя сам.

В тоже время, стиль руководства Трампа был таким беспорядочным, таким импровизационным, что ежедневные пожары затмевали сами предпринятые меры. «Путин любит таких как Тиллерсон, кто просто делает дело и не треплется о правах человека», говаривал бывший советник одного из российских политиков. Администрация Трампа, что примечательно, и словом не обмолвилась, когда российский суд- а все российские суды контролируются Путиным – обвинил Навального, антикоррупционера и единственного серьезного противника Путина на президентской гонке, виновным в мошенничестве, что однажды уже было опровергнуто, чтобы точно отстранить его от президентской гонки. Россияне видят в Администрации США друзей. Тиллерсон, как председатель ExxonMobil, заключил в России серьезные сделки, после того, по словам Трампа. Особенно близкие отношения сложились у него с Игорем Сечиным, который находится среди ближайших советников Путина, и который сделал себе состояние будучи исполнительным директором государственного нефтяного консорциума, «Роснефти». Первый советник Трампа по нацбезопасности Майкл Флинн заплатил 40 тысяч долларов российскому пропагандистскому каналу Russia Today, чтоб они появились на обеде, где Флинн сидел возле Путина.

Навальный на слушании по делу Кировлеса

Администрация Обамы в последние свои дни предприняла ответные меры против российского хакерства, выслав тридцать пять российских чиновников и закрыв два дипломатических представительства. Кремль пообещал «ответное» наказание и американские спецслужбы предприняли первые шаги по отправке в Москву новых должностных лиц на замену тех, кого выгонят. «Люди уже были всамолетах», - сказал резидент американской разведки. Но тридцатого декабря Путин вдруг заявил, что не будет мстить. Пытаясь понять резкий разворот, американская разведка тщательно изучила связи Сергея Кисляка и выяснила, что Флинн общался с ним по поводу будущих экономических санкций. (Джаред Кушнер, приемный сын Трампа, встречался с Кисляком в Trump Tower во время переходного периода с целью, по мнению Белого Дома, установить «более открытую линию общения в будущем»). Флинна заставили уйти в отставку, когда оказалось, что он врал Вице-президенту Майку Пенсу.

Трамп давал до смешного противоречивые сведения о его связях с Россией. Когда он был в Москве на конкурсе Мисс Вселенная в 2013 году, на вопрос ведущего на канале MSNBC о Путине он ответил: «Мы поддерживаем отношения и могу вам сказать, что он заинтересован в том, чем мы сейчас занимаемся», на одном из обедов в Национальном пресс-клубе он вспоминал «Я напрямую общался с Путиным и он был очень мил». Во время Президентской гонки он заявил: «Я никогда не встречался с Путиным и вообще не знаю кто такой Путин». В Твиттере Трамп написал, что «не имеет ничего общего с Россией». В 2008 его сын Дональд-младший выразился, что «россияне составляют несоразмерную часть многих наших активов». На пресс-конференции 16 февраля Трампа снова спросили контактировал ли кто-либо из его штаба с Россией и он сказал «Насколько я знаю, никто». Он назвал заявления о его контактах  с Россией «уловкой» и добавил: «Я не имею ничего общего с Россией. Уже многие годы не звоню в Россию и не говорю с россиянами». На следующий день, Комитет по разведке официально уведомил Белый дом, чтобы те сохранили все материалы, которые могли бы пролить свет на связи с представителями России и любые попытки скрыть контакты будут квалифицироваться как преступление.

К средине февраля правоохранительные и разведывательные ведомства собрали множество примеров контактов между россиянами и лицами, связанными с Трампом, согласно трем бывшим и нынешним должностным лицам США. Перехваченные среди российской разведки разговоры часто упоминали Пола Манафорта, который несколько месяцев руководил избирательной кампанией Трампа, ранее работавшим политическим консультантом по Украине. «Знал он это или нет, но он постоянно крутился вокруг российской разведки». Следователи, скорее всего, изучат Трампа и тех, кто с ним связан – Манафорта, Флинна, Стоуна, советника по внешней политике Картера Пейджа, юриста Майкла Коэна на предмет нелегальных или неэтичных связей с правительством и представителями бизнеса в России.

К средине февраля правоохранительные и разведывательные ведомства собрали множество примеров контактов между россиянами и лицами, связанными с Трампом, согласно трем бывшим и нынешним должностным лицам США. Перехваченные среди российской разведки разговоры часто упоминали Пола Манафорта, который несколько месяцев руководил избирательной кампанией Трампа, ранее работавшим политическим консультантом по Украине. «Знал он это или нет, но он постоянно крутился вокруг российской разведки». Следователи, скорее всего, изучат Трампа и тех, кто с ним связан – Манафорта, Флинна, Стоуна, советника по внешней политике Картера Пейджа, юриста Майкла Коэна на предмет нелегальных или неэтичных связей с правительством и представителями бизнеса в России.

«На мой взгляд, все может сойтись к тому, будет ли Путин продолжать разоблачать ошибки Американской демократии или вдруг начнет продвигать идею мощи Американской демократии?», - считает Селеста Уаолландер, советник Обамы по вопросам России.

Рабочая версия спецслужб, участвующих в расследовании, в том, что подход России, включая взломы, пропаганду, контакты с лицами из окружения Трампа, скорее был импровизацией, нежели давним планом. «После выборов, было много сообщений из посольства в Москву, ошеломленно вопрошая «А что нам теперь делать?».

Первоначально представители российских элит праздновали исчезновение Клинтон с горизонта и новый снос к популизму «Америка первая» («America first»- слоган кампании Трампа), который оставит Россию в покое. Падение Майкла Флинна и перспектива слушаний в Конкрессе, однако, умерили энтузиазм. Федор Лукьянов, главред лидирующего издания о внешней политике в Москве, сказал, что Трамп сталкивается с давлением расследования Конкресса, СМИ и разведывательных служб, и возможно, ему стоило бы побыть более «обычным Президентом-республиканцем, чем считалось первоначально». Иными словами, Трамп может прийти к заключению, что у него больше нет достаточного поля политических действий, чтобы положить конце санкциям против Москвы и поумерить геополитические амбиции России. В знак меняющегося настроения в Москве, Кремль дал указание был более сдержанными в освещении деятельности нового Президента.

А затем нам надо создать турбулентность внутри самой Америки. Страна, страдающая от внутренней турбулентности, замыкается на себе и развязывает руки России

Константин фон Эггерт, политический комментатор и ведущий на российском ТВ, слышал от товарища, работающего в государственном СМИ, что пришло указание, которое вкратце сводилось к одной фразе: хватит Трампа. «Освещение его деятельности не должно стать негативным, просто его должно быть гораздо меньше и оно должно быть более сбалансированным», - пояснил Эггерт. Кремль, видимо, решил, говорит он, что российские медиа рискуют выглядеть «заискивающими» перед Трампом, что все эти тосты и шампанское заставляют нас выглядеть глупо, так что давайте на какое-то время забудем о Трампе, снизим ожидания, если понадобиться, а затем, если будет нужно, создадим ему новый образ, соотносительно с новыми реалиями».

Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы», человек с глубокими связями в кругах политической элиты России, сказал «Трамп был симпатичен Российскому истеблишменту как смутьян в среде Американского истеблишмента». Венедиктов предположил, что для Путина и тех, кто приближен к нему, любая поддержка Россией Трампа была шагом в давнем соперничестве с Западом. В глазах Путина это одна из наиболее насущных проблем, которая предшествовала Трампу и переживет его. Путинская Россия должна найти пути компенсации ее экономической и геополитической слабости, ее привычные рычаги влияния ограничены. И если бы не ядерный арсенал, неизвестно насколько серьезной сверхдержавой она была бы. «Так, ну а затем нам надо создать турбулентность внутри самой Америки», подитоживает Венедиктов. «Страна, страдающая от внутренней турбулентности, замыкается на себе и развязывает руки России».

 

Авторы: ,  и Joshua Yaffa для журнала The New Yorker. Иллюстратор: Cristiana Couceiro. Автор обложки: Christoph Niemann.

Перевел Алексей Антипенко специально для журнала «Хрущ»

ТегиТекст
Алексей Антипенко

Залишити коментар

Увійти за допомогою: